Директор онкорадиологического центра в Балашихе о ПЭТ и лечении рака

14 июля в 11:02 Обновлено 14 июля в 11:33
© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

В онкорадиологическом центре «ПЭТ-Технолоджи Балашиха» расширились возможности позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) – теперь исследование проводят с новыми радиофармпрепаратами. Генеральный директор онкологических центров в Балашихе и Подольске, онколог, кандидат медицинских наук Сергей Двойников рассказал «РИАМО в Балашихе» о прогрессивных методах исследований, медицинской помощи в рамках ОМС и профилактике рака.

Главврач МООД о профилактике рака, новых технологиях и донорской крови>>

© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

– Сергей Юрьевич, расскажите об онкорадиологическом центре в Балашихе, который работает на территории Московского областного онкодиспансера.

– Он, как и онкорадиологический центр в Подольске, открылся в 2018 году. Центр спроектирован, построен и оснащен в рамках государственно-частного партнерства с правительством Московской области, Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и суверенным фондом ОАЭ Mubadala.

Центр в Балашихе оказывает услуги по диагностике и лечению онкозаболеваний, причем более 90 % услуг предоставляется за счет средств ОМС. Основные профили – КТ, МРТ, сцинтиграфия (снимок тела с введением радиофармпрепарата). И, конечно, нас отличает возможность выполнения в центре современного диагностического исследования – позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ).

© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

– ПЭТ является одним из самых прогрессивных методов исследования на сегодняшний день?

– Да. Это современная трехмерная гибридная визуализация – метод исследования, основанный на способности разных молекул с радиоактивными метками накапливаться в клетках опухоли из-за того, что у них высокая метаболическая активность, или по другим причинам. Безусловно, это прогрессивный метод.

К примеру, приходит человек с небольшой опухолью, которую вроде бы нужно лечить хирургически, оперировать.

Но выясняется, что у него уже есть метастазы – соответственно, оперировать сейчас не нужно, сначала необходимо провести химиотерапию. То есть план лечения поменялся и стал более эффективным – это возможно благодаря ПЭТ.

В онкологии, как и в других медицинских направлениях, нет универсального метода исследования, который бы давал исчерпывающую информацию о заболевании. Эффективно лишь сочетание нескольких методов, которое дает возможность четко планировать и выстраивать лечение.

Главврач онкодиспансера в Балашихе про новые методы диагностики и лечения рака>>

– Какие препараты используются для ПЭТ в вашем центре?

– Это специально разработанные радиофармпрепараты, среди которых, например, фтордезоксиглюкоза. Препарат вводят в кровь, и молекулы глюкозы, на которых стоят особые радиоактивные метки, скапливаются там, где происходит очень быстрое деление клеток, то есть в опухоли. Она становится «ловушкой» для глюкозы, ведь ей нужно много питания. Затем мы делаем снимок всего тела и видим, где скопились «меченые» молекулы глюкозы, – так удается точно локализовать опухолевой процесс.

Исследование с фтордезоксиглюкозой универсально. Оно проводится практически при всех видах опухолей: при раке легкого, толстой кишки, поджелудочной и молочной желез и других. Но есть и более специфические исследования – так, при опухоли головного мозга максимум информации можно получить при помощи нашего нового радиофармпрепарата – 18F-фторэтилтирозина.

– Исследования с 18F-фторэтилтирозином вы начали проводить недавно, с 24 июня. В чем его преимущества?

– Он имеет высокую диагностическую точность при глиальных опухолях, других новообразованиях и неопухолевых поражениях головного мозга. Он эффективен, когда нужно определить оптимальную точку для биопсии при опухоли мозга или при метастазах в мозг из невыявленного очага. Также этот метод применяют при планировании лучевой терапии, при диагностике опухолевых рецидивов и постлучевых изменений, при оценке ответа на терапию.

Синтез 18F-фторэтилтирозина осуществляется два раза в месяц на базе собственного производственного циклотронно-радиохимического комплекса.

Скоро мы сможем проводить до 20 исследований в течение одного дня. Пока проводим 5-7 исследований один раз в неделю. Для сравнения: на исследования с глюкозой мы принимаем порядка 72-74 пациентов в день.

У 18F-фторэтилтирозина более длительный период полураспада – 109 минут. В отличие от других радиофармпрепаратов, он позволяет проводить сложные двухэтапные исследования. Это дает возможность поставить точный диагноз и спланировать лечение, а также контролировать его ход.

Победить страшную болезнь крови: пересадка костного мозга, вера в себя и новые мечты>>

– Для пациентов какого возраста наиболее актуален этот метод?

– Метод ПЭТ актуален в любом возрасте и на любой стадии рака. Он позволяет производить так называемые рестадирования – контрольные обследования, которые лежат в основе изменения лечения в зависимости от объективной информации о том, как протекает заболевание и каково состояние пациента.

Пока что наш центр не принимает детей. Мы находимся в процессе лицензирования по педиатрии – ждем заключения, которое должны получить 1 августа. У нас уже есть необходимые специалисты, оборудованы палаты для детей, так что дождемся разрешения и начнем принимать маленьких пациентов.

© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

– Исследования с новым фармпрепаратом тоже проходят в рамках ОМС?

– Да, у нас практически все исследования проводятся в рамках реализации Московской областной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов. Так, 80-90 % пациентов проходят диагностику и лечение именно в рамках ОМС.

Клещевой энцефалит и болезнь Лайма: профилактика и симптомы>>

– Как пациенты попадают в ваш центр?

– В поликлинике или онкодиспансере специальный консилиум определяет, что больному необходимо пройти ПЭТ с 18F-фтордезоксиглюкозой или 18F-фторэтилтирозином. Ему выписывают направление, он звонит в наш единый колл-центр и выясняет, когда можно записаться на исследование. Из-за наплыва пациентов время ожидания может достигать семи дней. Как можем, стараемся его сокращать. Мы работали пять дней в неделю, но с недавних пор субботы для нас стали рабочими, чтобы принимать больше людей.

Результаты исследования пациент получает в течение трех рабочих дней по электронной почте. Он идет с ними к своему лечащему врачу, и тот решает, куда отправить человека на лечение – в онкодиспансер, снова к нам, или в федеральную клинику.

Мы сейчас думаем над возможностью в некоторых случаях сразу оставлять больного в нашем стационаре, чтобы ему не приходилось никуда дополнительно ездить.

Наш центр находится в тесном взаимодействии с Московским областным онкодиспансером, на территории которого мы и работаем. Мы постоянно направляем туда пациентов после проведенных исследований. И диспансер регулярно направляет к нам пациентов, особенно если речь идет о ПЭТ.

©  из личного архива

– Появятся ли в вашем центре новые радиофармпрепараты?

– Да, 11 июля стартовали исследования с новым радиофармпрепаратом 18F-PSMA. ПЭТ/КТ диагностика с ним показана большинству пациентов, страдающих раком предстательной железы, поскольку эта опухоль характеризуется низким уровнем поглощения 18F-фтордезоксиглюкозы. Метод рекомендован при первичном выявлении рака предстательной железы у пациентов из группы риска с высоким уровнем ПСА.

Главной задачей в таком случае является не только выявление первичного очага, но и поиск пораженных лимфоузлов и костных метастазов с целью определения стадии заболевания и тактики лечения. Это достаточно востребованное исследование, которое теперь можно сделать и в Балашихе.

Врач‑инфекционист из Балашихи: «ВИЧ – не помеха полноценной жизни!»>>

– Как работает производственный циклотронно-радиохимический комплекс на территории центра?

– Он оснащен циклотроном, радиохимической лабораторией, лабораторией контроля качества. Все строго – препарат обязательно отправляют на многократные проверки. У нас есть лицензия на производство и сертификаты. Кстати, на разработку радиофармпрепарата и его введение в клиническую практику нужно около полугода.

Собственное производство радиофармпрепаратов позволяет принимать больше пациентов со всей Московской области и из других регионов России.

Без него мы бы были очень ограничены в возможностях – не смогли бы делать исследования с такой частотой и в таком количестве.

Чтобы обеспечить пациентов радиофармпрепаратами, коллектив комплекса работает по сменному графику. Первая рабочая смена стартует в 3:00. Дело в том, что срок годности препаратов очень короткий – максимум 12 часов, а для некоторых это всего два часа, а затем они просто распадаются. Поэтому все нужно делать максимально быстро и качественно.

©  из личного архива

– На каком оборудовании вы работаете?

– В нашем центре самое современное оборудование. Кроме оборудования для лучевой диагностики, у нас четыре линейных ускорителя – радиотерапевтических комплекса для проведения облучения злокачественных новообразований.

Они позволяют применять у пациентов все современные технологии лучевой терапии.

Обычно пациенту делают компьютерную томографию, изучают размеры и расположение опухоли, записывают информацию на диск. Потом медицинские физики делают расчеты – как правильно облучить опухоль, с каких точек, какой дозой, сколько нужно сеансов. Затем выполняют процедуры на линейном ускорителе, причем так, чтобы не повредить здоровые ткани.

Также наш центр проводит химиотерапию – для этого оборудован специальный стационар. Дело в том, что при ряде злокачественных опухолей наиболее эффективно сочетание лучевой терапии с химиотерапией. Иногда в результате лечения опухоль исчезает полностью.

Балашихинцы о диетах: «Плевать на здоровье, буду худеть любой ценой!»>>

– В Подольске работает такой же онкорадиологический центр?

– Да. Отличия в том, что там нет своего производства, а линейных ускорителей два. В остальном все так же. Там работает грамотная высокопрофессиональная команда врачей и других медработников под руководством кандидата медицинских наук Марины Черных – известного врача-радиотерапевта.

Команда высококлассных врачей работает и здесь, в Балашихе, поэтому жизнь пациентов в хороших, надежных и профессиональных руках. Мы уделяем очень большое внимание подбору кадров, ведь хороших специалистов, которые готовы работать в Подмосковье, найти непросто – рядом Москва. Привлекаем их высокой зарплатой, возможностью работать на современном оборудовании и профессионально расти.

© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

– Как ваш центр работал в условиях эпидемии коронавируса?

– Конечно, коронавирус повлиял на всех, но мы не прекратили работу, не снизили показатели. Да, пришлось временно закрыть стационары в Балашихе и Подольске, но те, кто нуждался в лечении, его получили амбулаторно.

Более того, мы помогли столичным клиникам – взяли на лечение около 100 пациентов, которые находились в Лечебно-реабилитационном центре Минздрава РФ. Для этого попросили своих сотрудников работать с большей нагрузкой, порой даже в выходные дни.

Хочу напомнить: эпидемия пока что не закончилась. Мы регулярно проводим все профилактические мероприятия, рекомендованные Роспотребнадзором. Проветриваем и дезинфицируем помещения, используем средства индивидуальной защиты, измеряем сотрудникам температуру. Доступны антисептики, маски, перчатки.

«Сразу поняла, что у меня коронавирус»: история женщины с COVID‑19>>

– Как вы считаете, почему в последние годы растет число онкозаболеваний?

– Ученые прогнозировали рост еще в 1980-х – 1990-х годах. Все понимали, что это неизбежно по разным причинам. Конечно, сказываются и ухудшение экологии, и электромагнитное излучение, и высокий уровень стресса, продиктованный современной жизнью.

Важно понимать, что продолжительность жизни в целом увеличилась, стало больше людей пожилого возраста – именно у них чаще всего возникает рак. А раньше до таких лет доживало меньше людей. Отсюда и рост количества онкобольных.

Кроме того, диагностика шагнула далеко вперед – сейчас мы обнаруживаем гораздо больше онкологических заболеваний, а раньше многие оказывались просто-напросто недиагностированными. Безусловно, такой скачок в медицине – это благо, ведь чем раньше обнаружен рак – тем больше шанс его вылечить.

© РИАМО в Балашихе,  Ирина Мальцева

– Каковы прогнозы для онкобольных?

– Прогноз зависит от типа опухоли и индивидуальных особенностей человека. Есть опухоли, которые неплохо лечатся – это рак молочной железы, рак толстой кишки, причем даже при третьей-четвертой стадиях мы обеспечиваем хорошую продолжительность жизни. Но до сих пор остаются и весьма злокачественные опухоли – рак пищевода, рак легкого, которые лечатся крайне плохо. Но мы над этим работаем.

Глава благотворительного фонда: «У онкобольных детей «загораются» глаза»>>

– Что нужно делать для профилактики рака?

– Прежде всего вести здоровый образ жизни. Это регулярные физические нагрузки – ходьба, бег, фитнес, бассейн. Это употребление в пищу достаточного количества овощей и фруктов, богатых витаминами, а также ограничение в рационе животных жиров и углеводов. Это здоровый и полноценный сон.

Кроме того, совершенно четко установлена зависимость целого ряда злокачественных опухолей от алкоголя и курения. И, естественно, нужно регулярно проходить диспансеризацию – это обследование позволит выявить тревожные симптомы и своевременно принять меры. Относитесь ответственно к своему здоровью!