Вице‑президент «Мы вместе» о работе в Балашихе, помощи детям и женщинам в беде

31 августа 2020 в 15:03 Обновлено 31 августа 2020 в 15:39
©  из личного архива

Общественная благотворительная организация «Мы вместе» недавно отметила седьмой день рождения. О том, как она работает, кому помогает и в чем остро нуждается, корреспонденту «РИАМО в Балашихе» рассказала ее вице-президент Ирина Гусарова.

«Добрый дом»: как приют помогает женщинам и детям в кризисной ситуации>>

© РИАМО в Балашихе,  Анжела Микоян

– Ирина, расскажите об организации «Мы вместе». С чего все начиналось?

– Сразу хочу сказать: наша организация совсем маленькая, мы существуем на пожертвования добрых людей. И все, кто нам помогает, делают это на волонтерских началах.

Когда-то Нелли Бурцева – один из учредителей и руководитель организации – сама была в беде и искала возможность поделиться с кем-то своей нерастраченной материнской любовью. Тогда ее благословил на помощь детям православный священник.

Нелли знала, что малышей, которые временно оказались без опеки, доставляют в Центральную районную больницу. Там они лежат до тех пор, пока органы опеки не решат их дальнейшую судьбу. Она не смогла остаться равнодушной и стала приходить в ЦРБ и помогать медсестрам с малышами.

Через год-два появились единомышленники-волонтеры, а со временем родилась идея создать благотворительную организацию.

Горожане об открытии подвалов: помощь бездомным кошкам или угроза жильцам?

– Почему так важно помогать медсестрам с детьми?

– Только представьте себе маленького ребенка в больничной палате. Медперсонал физически не может уделить малышу столько внимания, сколько ему требуется, и он целый день лежит в кроватке, бьется головой о бортик... Или монотонно раскачивается из стороны в сторону... Или снимает-надевает одежду, плачет, зовет маму…

То, что детей, которых берет под свою защиту государство, привозят в социальные палаты больницы – узаконенная практика, которая существует по всей нашей стране. Это и дети, которых нужно спасать из неблагоприятных, а порой и опасных для жизни условий, и те, кого нашли на улице без надзора взрослых.

В больнице дети от 0 до 16 лет находятся до тех пор, пока не станет ясно, отправятся они в детский дом или вернутся домой. Раньше эта процедура была очень долгой, ребенок мог провести в больнице до трех месяцев. К счастью, сейчас этот срок сократился примерно до недели, но медперсоналу все равно нужна помощь, потому что перед ним стоят совсем другие задачи.

Доброе дело или букет проблем? Мнения об акции «Дети вместо цветов»>>

© РИАМО в Балашихе,  Анжела Микоян

– Как именно организация помогает больнице?

– Мы помогли отремонтировать отделение новорожденных и социальную палату за счет наших благотворителей – поменяли радиаторы отопления, поставили водонагреватель, холодильник, кровати, шкафы. Чтобы у детей не было ощущения, что они в больничной палате. Если нас просят помочь малышам – делаем! Удалось договориться с руководством больницы и о ежедневных прогулках для детей, ведь это так важно как для физического, так и для душевного здоровья ребят.

Совместно с благотворительным фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам» за счет пожертвований мы оплачиваем работу двух нянь, которые оказывают неоценимую помощь медперсоналу больницы в уходе за детьми. Игры и творческие занятия, прогулки, купание перед сном, чтение сказок на ночь – все это лежит на их плечах. В ЦРБ наши няни проводят каждый день с 16:00 до 21:00.

Привлекаем к работе с детьми и волонтеров, но они могут помогать только в свое свободное время, а детям нужны забота и уход каждый день.

– Много ли волонтеров, которые приезжают в ЦРБ и помогают с малышами?

– Нет, не много. Дело это сложное, требует особого внутреннего стержня и, конечно, безграничной любви к детям. Малыши ведь в большинстве росли в неблагоприятных условиях, как следствие – целый «букет» проблем.

«Швыряла ребенка со всей силы»: женщины про чувства, о которых принято молчать

Чаще всего это психологические и неврологические проблемы, отклонения в развитии. Часто бывает, что дети не получали достаточного и полноценного питания в семьях. Малыши часто плачут, абсолютно все дети тревожатся о том, что с ними будет дальше. Их надо пожалеть, обнять, успокоить – и при этом самому не «разрушиться» психологически.

Мы ведем для себя статистику. К сожалению, большинство малышей после ЦРБ отправляются в сиротские учреждения, исключения бывают редко. Например, недавно был случай: в больницу привезли совсем крошку – мама запила, оставила его одного... Но женщина смогла взять себя в руки – «закодировалась» и сделала все для того, чтобы ей вернули сына. Это история со счастливым концом.

Токсичная благотворительность: как мошенники наживаются на доброте людей>>

© РИАМО в Балашихе,  Анжела Микоян

– Также вы оказываете помощь семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Что именно это значит?

– Здесь мы, прежде всего, подразумеваем финансовые сложности. Бывает, у семьи нет денег даже на еду. Кто-то потерял кормильца – отца, мужа. Кто-то еле-еле сводит концы с концами, потому что много денег уходит на лечение ребенка-инвалида. Среди наших подопечных есть и одинокие матери, и даже одинокие отцы. Оказываем посильную помощь – собираем деньги на еду, лекарства, одежду.

До эпидемии коронавируса регулярно проводили занятия для детишек, родители которых не могут записать их в платные кружки, не могут купить им материалы, чтобы они занимались дома. Нас поддерживает руководитель «Ледовой арены «Балашиха» Александр Бахтин и бесплатно предоставляет помещение для занятий – спасибо ему!

«Без работы из‑за коронавируса, скоро мне будет нечем кормить ребенка!»

Кстати, в связи с эпидемией коронавируса нам пришлось сделать паузу. Но сейчас ограничения сняли, жизнь возвращается в привычное русло – надеюсь, уже скоро и мы вернемся к обычному расписанию.

– А бывает ли так, что человек просит о помощи, хотя не нуждается в ней? Например, говорит, что ему нечем кормить ребенка, при этом имея дорогой автомобиль?

– К счастью, такого опыта у нас нет. Кроме того, мы всегда выезжаем на место жительства человека, который просит о помощи. Обязательно лично смотрим условия проживания и все документы – адрес прописки, справки о доходах, об инвалидности.

У нас есть другая проблема – некоторые люди привыкают к тому, что им все время кто-то помогает. И со временем начинают чересчур полагаться только на помощь окружающих, начинают требовать эту помощь. А ведь у нас не всегда есть возможность помочь, да и никто не обязан эту помощь предоставлять. При этом нередко сам человек не хочет работать, не хочет бросить свои дурные привычки, чтобы выкарабкаться со дна.

Когда мы видим, что нашей добротой начинают злоупотреблять, проводим беседы. А чтобы стимулировать человека действовать самостоятельно, оказываем помощь другим, более нуждающимся.

Один дома: когда можно оставлять ребенка без присмотра?>>

© РИАМО в Балашихе,  Анжела Микоян

– И это помогает?

– Если честно, не всегда. Сложно изменить мышление взрослого человека. Это как с бродяжничеством: говорят, если человек провел на улице год, то уже не сможет вернуться к нормальной жизни – будто у него что-то в мозгу меняется, и он уже не может жить иначе.

Но подчеркну: когда речь касается маленьких детей, в помощи мы не отказываем. Да, порой мы прекрасно понимаем, что мама уже злоупотребляет нашей добротой. Но как можно спать спокойно, зная о том, что ребенок голодает?

– В социальных сетях вы писали, что у вас появился «Добрый дом». Что это?

– «Добрый дом» – это место, где могут найти приют женщины с маленькими детьми, которым негде жить. В первую очередь мы ориентируемся на мамочек, находящихся на грани отказа от ребенка, потому что им некуда пойти с новорожденным малышом.

Удалось найти благотворителя, который снял нам трехкомнатную квартиру, стабильно оплачивает аренду и коммунальные платежи. А на ремонт и на мебель мы собирали всем миром.

Наша первая гостья – мамочка из Таджикистана. Родила недоношенного малыша, отец от него сразу же отказался. И у нее в голове были такие мысли: чужая страна, языковой барьер, ни родных, ни друзей – куда идти с грудным младенцем?

Прожила у нас три месяца. Пока малыш лежал в кювезе роддома, навещала его, а после выписки забрала с собой. Сейчас она живет в другом приюте – в Пушкине. Присылает нам фотографии сына и говорит, что она – самая счастливая мама на свете.

– А вас не критикуют за то, что вы помогаете мигрантам? Ведь позиция общества по данному вопросу неоднозначна...

– Прямо нас никто не критиковал. Люди, к счастью, понимают: неважно, откуда приехал человек или кем он работает, ему надо помочь, если он об этом просит.

История алкоголика из Балашихи: «Жил в гаражах, не был на похоронах мамы»

Особенно проблема с мигрантами обострилась во время эпидемии коронавируса. Они оказались без работы, без денег, их массово выгоняли из квартир. А как вернуться домой, если границы закрыты? Очень многие – и женщины, и мужчины, – обращались к нам с просьбой помочь, спасти. Работа кипела круглосуточно – волонтеры постоянно искали для людей дом, временное прибежище.

Этот опыт был сложный, но полезный. Он еще раз доказал, что у людей, которые помогают нам продуктами, средствами гигиены, одеждой, большое и доброе сердце. Среди них, кстати, много благополучных людей. А те, кто не может поддержать организацию финансово, помогают делом – и это тоже очень важно.

Жители Балашихи об инициативе временно приравнять мигрантов к гражданам РФ>>

© РИАМО в Балашихе,  Анжела Микоян

– Как женщины, попавшие в беду, узнают о «Добром доме»?

– Об открытии «Доброго дома» мы сообщили всем социальным государственным учреждениям. Также раздавали листовки в МФЦ и роддоме, в православных храмах.

Например, двух молодых девушек к нам направили органы опеки. Первой было негде жить, пока решался вопрос с квартирой, которая полагалась ей от государства. Вторая приехала из Крыма и в итоге тоже оказалась на улице – совсем одна, беременная... Попала в больницу, а оттуда ей было некуда идти.

Как уберечь детей от педофилов, насильников и убийц: советы от «Лиза Алерт»

– Сколько времени женщины могут находиться в «Добром доме»?

– Мы это не регламентируем, потому что ситуации в жизни могут быть очень разные. В первую очередь разговариваем с гостьей и выясняем, есть ли люди, которые могут ей помочь. А потом уже прилагаем все усилия, чтобы как можно быстрее решить жилищный вопрос.

Но если женщине, к примеру, надо прожить у нас три года – чтобы новорожденный малыш подрос и пошел в детский сад, а она смогла устроиться на работу и снять квартиру, – значит, будет жить три года.

Вот, например, Люба, которая живет у нас три месяца. Приехала из Казахстана с маленькой дочкой к жениху, который оказался настоящим зверем – выгнал женщину из дома в одних тапочках. Она уже впала в отчаянье, даже не знала, где будет ночевать. Зашла в храм, и там ей помогли связаться с нами.

Купили Любе обратный билет, но уже четыре раза его меняли, так как границы до сих пор закрыты. Сейчас эпидемия коронавируса пошла на спад, и мы очень надеемся, что скоро Люба с дочкой улетят домой. Как и от других подопечных «Мы вместе», будем ждать от нее счастливых фотографий!

«Муж избивал, а я его любила»: история девушки, пережившей домашнее насилие

– Чем вам могут помочь читатели «РИАМО в Балашихе»?

– Нам всегда нужны средства гигиены для женщин и детей, средства по уходу за малышами, а из продуктов – крупы, консервы, «молочка», детское питание. Связаться с «Мы вместе» можно через сайт или соцсети, мы будем рады любой помощи, потому что нуждающихся действительно очень много.

Знаете, раньше мы с мужем помогали только соседям, друзьям. А потом наша семья пережила банкротство, причем с тремя маленькими детьми. Мы были вынуждены сменить место жительства, и я находилась в очень плохом моральном состоянии. Нашла в интернете номер «Мы вместе» – позвонила, выговорилась.

Команда «Мы вместе» очень поддержала нашу семью. Волонтеры помогали всем необходимым в самый тяжелый период, когда дети были малы и я не могла работать. А когда все постепенно наладилось, я сама стала приходить и помогать. Так и втянулась. Поняла, что помогать можно и нужно не только тем, кого ты знаешь. На таком принципе и держится наш мир.