чт, 21 ноября, 14:55
-2°C
В Балашихе
Следи за жизнью в городе

ВИЧ‑положительная из Балашихи: «Боюсь, что на меня будут показывать пальцем»

 Pixabay.com

Трудно представить, что испытывает человек, которому врач сообщает: «Вы ВИЧ-инфицированы». Делят ли эти слова жизнь на «до» и «после», меняют ли отношения с родными и друзьями? Об этом порталу «РИАМО в Балашихе» рассказала местная жительница, которая уже шесть лет живет с ВИЧ-положительным статусом.

Врач‑инфекционист из Балашихи: «ВИЧ – не помеха полноценной жизни!»>>

Мальчик-плохиш

© pixabay.com, Free-Photos

В обществе существует стереотип: наркоманами становятся подростки из неблагополучных семей. Полная чушь! Моя мама – отличный врач-кардиолог, отец – инженер, умнейший человек. Родители меня очень любили и лелеяли, брали с собой в путешествия, помогали с домашним заданием, интересовались моей жизнью. Образцово-показательная семья, иначе не скажешь.

Как прошел фестиваль неформальной молодёжи в Балашихе

В 17 лет я как-то случайно подружилась с мальчиком-плохишом из класса. Шла после тренировки домой, был уже вечер, стемнело – а Костя предложил меня проводить. Так и завязалось общение.

Рассказывать родителям о новом друге я не стала. Папа бы не возразил, а вот мама начала бы читать нотации: «Кто знает, что у него на уме?», «Он ведь двоечник, а тебе скоро поступать», «Тебе нужна компания получше» и прочее, и прочее.

Спустя месяц Костя признался, что курит марихуану. Предложил мне – я не оказалась. Не знаю, почему, ведь в моей голове прочно засело: любые наркотики – зло. Просто на тот момент я не могла отказать Косте, он действовал на меня, как удав на кролика. Он казался мне таким нереально крутым.

«Да, курю. Но разве это повод травить человека, как таракана?»>>

Первый укол

© pixabay.com, rebcenter-moscow

Мы закончили школу и сдали экзамены. Родители ничего не заподозрили, потому что весь год я прилежно училась, ходила к репетиторам, продолжала заниматься танцами. Травку курила два-три раза в неделю, когда предлагал Костя. И мне казалось, что я прекрасно контролирую свои желания: хочу – курю, не хочу – не курю.

Но однажды (я уже поступила на юридический, и каждый день моталась на электричке из Балашихи в Москву и обратно), у Кости не оказалось травки. Я закатила истерику – меня всю трясло от желания покурить, мне казалось, что я сейчас просто лопну, как пузырь…

И тут Костя достал из кармана какой-то белый порошок. Сказал, что раздобыл нам героин, потому что марихуана его «уже не берет». И меня, видимо, тоже.

Никогда не забуду тот первый укол. Себе Костя поставил его в вену на руке – ему скрываться не от кого, родителям на него начихать, а мне – в ногу, чтобы след не вызвал подозрение родителей… Так я стала наркоманкой.

Жители Балашихи об Инстаграме: «Эта мания очень похожа на алкозависимость»>>

Три страшных года

© flickr.com, Gianfranco Blanco

Родители, конечно, «спалили» меня через месяц. У матери случился обморок, отец попал в больницу с сердечным приступом. А мне было наплевать. Я бросила учебу, и весь мой мир крутился вокруг героина.

Мы с Костей воровали у моих бывших одногруппников. Приходили к ним в гости в общагу, и пока я запудривала им мозги разговорами, он «шманал» комнаты в поисках денег или чего угодно, что можно продать. И купить дозу, чтобы не ломало.

Много раз я воровала у своих родителей.

А однажды было так плохо, что мы с Костей отобрали телефон у ребенка, который один гулял на детской площадке. Сбыли его в ближайшем ломбарде, купили дозу и разбавили порошок водой из лужи – лишь бы скорее поставить укол.

Так прошло три года. Многие наши с Костей знакомые умерли от передоза, но меня это не пугало. Я думала, что уж со мной-то ничего плохого не случится, я же девочка из хорошей семьи, в институте училась, танцами занималась, книги читала – это у меня так, минутное помешательство. Вот закончится оно, и я вернусь к привычной жизни.

А потом Костя попал в больницу с передозировкой. Там ему и сказали, что у него ВИЧ. Естественно, инфекция обнаружилась и у меня.

Борьба за жизнь

© flickr.com, lauren rushing

Первое, что я сделала – позвонила родителям. Попрощаться, потому что решила: лучше умру, чем буду ВИЧ-положительной.

Эндокринолог из Балашихи про сахарный диабет, факторы риска и терапию

Тогда мы впервые по-человечески поговорили с мамой. Через 15 минут она примчалась за мной, обняла, забрала домой.

Меня отвезли в один из московских реабилитационных центров. В первый раз я сбежала через пять дней – ломку мне сняли капельницами, но желание уколоться никуда не исчезло. Нашли меня, привезли обратно. Я сбегала из разных реабилитационных центров раз пять или шесть.

Когда в последний раз лежала в больнице, пришла мама со страшной новостью: Костю нашли мертвым в каких-то гаражах в Железнодорожном. Умер от передоза, под дождем, один, со шприцем в руках.

Эта новость перевернула мое сознание. С тех пор я не употребляю наркотики.

Заведующий наркодиспансером Балашихи: «Алкоголизм на дому не вылечить»>>

Страх умереть от простуды

© РИАМО, Александр Манзюк

Уже шесть лет я живу с ВИЧ-положительным статусом. Состою на учете, каждые три месяца сдаю анализы, прохожу обследования. Врачи говорят, что мой организм молод, а потому я могу прожить долгую жизнь, если буду соблюдать все их рекомендации.

Сама болезнь никак себя не проявляет – бывают головные боли, слабость в теле, но на этом все. Ужасно другое: ВИЧ ухудшает любую болезнь, даже если она сама по себе легкая и неопасная. У одной ВИЧ-положительной женщины, с которой мы познакомились в больнице на терапии, были проблемы со зрением. Недавно она ослепла.

Мне очень страшно, ведь я могу умереть даже от обычной простуды.

«Разные, но похожие»: врач о гриппе и ОРВИ>>

Непонимание и осуждение

© Фотобанк Московской области, Анастасия Осипова

О моем диагнозе знает только мама. Папа умер два года назад, унес мою тайну в могилу.

На форумах о ВИЧ, где я нахожусь анонимно, многие осуждают мою позицию. Мол, скрывать свой диагноз от людей, с которыми общаюсь, – это малодушие, подлость, жестокость.

Но ведь все знают, что ВИЧ передается через четыре жидкости: кровь, сперму, вагинальные выделения, грудное молоко. Так вот, подобных контактов я избегаю, потому не могу заразить других людей. А в поликлинике, где я прохожу обследование, есть вся моя история болезни, так что врачи знают, с чем имеют дело.

Я очень боюсь, что окружающие, узнав о моем диагнозе, осудят меня, будут показывать пальцем. И не говорите, что у нас толерантное общество. Все мы прекрасно знаем, что это не так. Если ты не такой, как другие, – можешь ставить на себе крест. Я так и сделала.

Койметрофобия, филофобия и другие необычные фобии жителей Балашихи>>

Жизнь с ВИЧ

 Pixabay.com

Благо, еще в школе я выучила английский язык, а потому уже много лет занимаюсь переводами текстов. Работаю только удаленно, неофициально. Мама часто причитает – надо же по трудовой работать, на пенсию копить. А я уверена, что не доживу до нее.

«Сгорел на работе»: что такое синдром эмоционального выгорания

Отношений с мужчинами я, естественно, избегаю. Даже не представляю, как можно кому-то сказать: «Давай поженимся, но у меня ВИЧ, так что есть вероятность, что этой чумой XXI века заразятся наши дети». Нет, нет, нет. У меня мурашки по коже бегут от мысли, что мои дети будут ВИЧ-положительными. Лучше им не родиться.

Сейчас мне 27 лет. Я бы уже закончила институт и работала ведущим юристом в какой-нибудь международной компании. Встретила бы мужчину мечты и родила розовощекую девочку. Увы.

Я прекрасно осознаю, что начало концу положил даже не первый укол героина, а первая затяжка марихуаной. ВИЧ и наркотики – лучшие друзья. Помните об этом всегда.

Как прикрепиться к другой поликлинике>>

***

Комментарий врача-инфекциониста, специалиста по организации медицинской помощи ВИЧ-больным в Балашихе Ирины Кочановой:

© РИАМО в Балашихе, Ирина Мальцева

Хуже всего, что в обществе принято «ставить клеймо» на ВИЧ-инфицированных людях. Многие потеряли работу, от кого-то отвернулись друзья и родные. Конечно, никто не хочет рассказывать о своей болезни – боятся огласки. Невежество ведет к страху и жестокости по отношению к ВИЧ-положительным. Это настоящая дискриминация! Именно она мешает нормально жить, а не сам вирус!

В наше время ВИЧ-инфекция перестала быть болезнью групп риска – наркоманов, проституток, гомосексуалистов. Сегодня любой может заразиться, никто не застрахован на все сто. Но современные лекарства позволяют сдерживать развитие болезни и вести полноценную жизнь.

Обратите внимание: через телесные контакты – объятия, прикосновения, рукопожатия – вирус не предается. ВИЧ не может передаться и через одежду, постель, предметы быта. Кроме этого, он не переносится насекомыми или животными – в этом плане их укусы не опасны.

Самое важное: ВИЧ-положительная женщина может родить здорового ребенка, при этом не заразив своего партнера. Современная антиретровирусная терапия очень эффективна! Благодаря ей пациенты живут долго и полноценно.

Если у вас есть подозрение, что вы могли где-то заразиться ВИЧ, как можно быстрее сдайте анализы и обратитесь к врачу. В Московском областном центре по профилактике и борьбе со СПИДом прекрасные специалисты, которые обязательно помогут. Главное – не бояться! ВИЧ – это не приговор!

Опрос по теме

Есть ли в вашем окружении ВИЧ-инфицированные люди?
Я сам(а) носитель ВИЧ-инфекции
Да, я не обращаю на это внимания
Если бы и были, это не помешало бы нам общаться
Возможно, я не спрашивал(а)
Нет, вы что!

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"

Другие СМИ

‡агрузка...