вс, 26 мая, 20:01
+19°C
В Балашихе
Следи за жизнью в городе

Маленький театр кукол в Балашихе: «Мы даем детям импульс для развития»

©  фото из архива театра

Маленький театр кукол в Балашихе знают и любят многие. И это не удивительно: переступив порог театра, человек попадает в другой мир, полный фантазии и чудес. Чем уникален каждый спектакль и каков современный юный зритель? На эти вопросы корреспонденту «РИАМО в Балашихе» ответила директор и художественный руководитель МТК Ирина Линькова.

Актер Игорь Гаспарян про Подмосковье, любимые роли и «умное» кино>>

©  фото из архива театра

– Ирина Ивановна, как в Балашихе появился Маленький театр кукол?

– Когда-то в Балашихе работала детская театральная студия, в которой занимались дети из малоимущих и многодетных семей. Находились мы в МКМЦ «Спутник». К сожалению, сейчас от этой великолепной постройки сталинских времен ничего не осталось, как и от студии.

Коллектив детской студии был чудесным, у нас занимались очень талантливые, одаренные дети. Мы дважды получили гран-при на фестивале «Мир оживающих кукол», и нас наградили поездкой по Золотому кольцу. Вернувшись в Балашиху, мы пришли к главе города Владимиру Геннадиевичу Самоделову, и он предложил нам открыть профессиональный театр кукол.

Это было так неожиданно и в то же время ответственно! 16 сентября 2002 года вышло постановление об открытии театра на базе МКМЦ «Спутник». Это было время надежд и планов! Формировался репертуар для большой сцены, а вместе с ним формировалась театральная публика.

Но в 2004 году «Спутник» закрыли из-за аварийного состояния, и театр был вынужден переехать в ДК «Машиностроитель» (ныне ДК «Балашиха») по решению администрации города. Тогда, к огромному сожалению, закрылась и детская студия – расходы на транспорт оказались не под силу малоимущим семьям. Да и сцены для репетиций, как это было в «Спутнике» – «сколько захочешь», – не было. Дворец жил насыщенной жизнью – из-за огромного количества кружков и студий сцена была постоянно занята. Увы, иного выбора не осталось – репетиционный процесс театра продолжался в комнате 25 квадратных метров.

Школы искусств в Балашихе: от фотокамер до рукоделия

Но каждый выходной нам на четыре часа выделяли сцену малого зала. За это время мы успевали смонтировать декорации, показать спектакль и произвести демонтаж – не только декораций, но и зрительного зала. Все было расписано по минутам, ведь ровно через четыре часа в зале начинались другие занятия.

Был «угол», была крыша над головой, но собственной сцены у нас не было. Для театралов это настоящая трагедия. Но, несмотря на все перипетии, то время я могу назвать чудесным. И во многом благодаря людям, которые нас окружали, и зрителям, которые нас любили. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Татьяне Викторовне Гарбузовой (тогда она была директором) и всему коллективу дворца – дружному, искрометному и добродушному. Да и как их не благодарить? Вы же представляете, что значит отдать две комнаты нам, когда дворец «бурлит» кружками и студиями? Но все-таки надеюсь, что «навязанный» им наш театр был не обузой, а скорее другом.

Говорят, что два переезда приравниваются к пожару. У театра их было три. Что такое поменять сцену? Это может понять только тот, кто с закрытыми глазами и по секундам может вымерить ее шагами… А декорации? Спектакли, созданные на сцене дворца, нам пришлось «урезать» или вовсе поменять, подгоняя под размеры нашего сегодняшнего камерного театра.

В нашем репертуаре есть спектакль, который создавался еще в «Спутнике», а увидел свет уже на сцене «Машиностроителя» благодаря легендарному драматургу и режиссеру, нашему земляку Виталию Михайловичу Кольцову. Это человек-история! Он работал с такими артистами, как Фаина Раневская, Владимир Басов, Борис Новиков, Людмила Гурченко, Жанна Прохоренко и многими тогда еще молодыми актерами, которые сегодня являются гордостью нашего экрана.

Именно Виталий Михайлович подарил нашему театру постановку «Каменный цветок», которая на спинах артистов и в чемоданчиках художника переехала из одного помещения в другое. И я открыто заявляю, что пока я жива, этот спектакль никуда не исчезнет из репертуара МТК в память о выдающемся человеке. Говорят, что человек жив, пока жива память о нем. Да будет так всегда!

В 2009 году администрация Балашихи выделила нам помещение общей площадью 151,6 квадратных метров. Наша первая реакция – разочарование и полный крах надежд. Но это были сиюсекундные эмоции, когда мы увидели разбитое здание. «Будто тут шли бои» – так выразился мой профессор из Санкт-Петербурга Анна Иосифовна Дымникова. Люди, которые до нас арендовали помещение, унесли с собой все, что смогли: двери, унитазы, трубы и даже плитку, которая вела ко входной двери.

Да, было страшно и больно, но наша труппа дружно взялась за дело. Мы своими руками сделали ремонт, и в сентябре 2009 года открыли новый театральный сезон. Такое можно пережить только когда ты без остатка отдаешь себя делу и до этого долго был без дома, на птичьих правах. Тогда и за 150 квадратных метров будешь ратовать всей душой.

Робототехник Дмитрий Мелькин про бои роботов, изобретения и бронтозавра>>

©  фото из архива театра

– Вот почему ваш театр называется маленьким?

– Наш театр маленький во всех смыслах. Во-первых, наши зрители совсем юного возраста – от трех лет. Во-вторых, наша труппа в 5-6 раз меньше, чем у любого профессионального театра.

Но разве быть маленьким – это плохо? Когда-то в юные годы, будучи еще студенткой, я побывала в Тбилиси в кукольном театре, который открыл выдающийся Резо Габриадзе. Маленькая сцена, маленький зал на 44 места – и сотни желающих туда попасть, поймать свой кусочек счастья – долгожданный «билет в детство», посмотреть на элитарный театр, о котором с восхищением говорят все окружающие. То волшебство, с которым я соприкоснулась в Тбилиси, помогло мне осознать простую истину: размер не имеет значения – мал золотник, да дорог. И я вижу, что мы дороги тем, кто приходит в театр, и тем, кто делает все, чтобы театр жил, развивался и радовал поколение за поколением, сохраняя традиции великого русского репертуарного театра.

Сегодня в репертуаре театра насчитывается более 23 постановок для разных возрастов и пока только один спектакль для взрослых

В нашем Маленьком театре кукол всего 40 зрительских мест. Скептики с ехидством говорят: «У вас всегда полный зал, потому что мест мало». Но мы-то, конечно, знаем: дело совсем в другом – доверие и ожидание всегда надо оправдывать, а за любовь платить только любовью!

Детские кружки и секции в Балашихе: платные и бесплатные>>

©  фото из архива театра

– Поэтому на ваших спектаклях всегда аншлаг?

– Мы дарим детям и взрослым веру в чудеса.

Никогда не забуду один из новогодних спектаклей. Это же надо – печка дымится, шипит, сама выезжает на середину зала! Я стою внутри этого «агрегата», меня не видно. Подходит мальчик, славный такой. И тоненьким голоском шепчет: «Печка, ты все можешь, ты волшебная! Сделай так, чтобы моя мама выздоровела». В такие минуты пробирает дрожь и ты понимаешь, что все не зря, что мы кому-то необходимы. Помните, как у Маяковского:

Послушайте!

Ведь, если звезды

зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

Если эти строки рассматривать в контексте театра, то становится понятно, что он жизненно необходим – туда идут детские ножки, и ребята верят, что театр может все! Вот для чего мы работаем, вот почему наши залы всегда полны!

Подобных историй было множество. Однажды ребенок пяти лет, который не говорил, после спектакля взахлеб стал выражать словами свои эмоции. Девочка, страдающая аутизмом, вдруг стала заядлым театралом. Мы, конечно, не можем узнать, что творится в головах малышей, но одно могу сказать точно – процесс! И поверьте, этот процесс ведет к становлению духовной личности!

Театр - дает импульс для развития

Вот за это я особенно люблю театр – он дает импульс для развития. Творческого, художественно, физического. Вы же понимаете, что театр – это не развлекательное учреждение, а воспитательное и поучительное? Да, в театре смешно и весело, но глубокого в нем всегда больше.

Мы учим детей рассуждать. Но родителям важно усвоить, что театр – это лишь одно звено цепи, всего же в ней три составляющих: ребенок – театр – родитель. Закончился спектакль, но не закончился процесс определения увиденного «по полочкам». Необходимо расспросить малыша о впечатлениях, порассуждать с ним о том, что он увидел и услышал. И когда ребенок совершил плохой поступок – не спешите ругать. Напомните ему, что он похож на того самого хитрого лиса из сказки. Понравился тебе этот лис? Конечно, нет! А вывод ребенок сделает сам. Надо только помочь ему, наметить ориентиры.

Вселенная музыки: в Балашихе открылась творческая лаборатория «Галактика»>>

– Многие сетуют на то, что юные зрители не жалуют театр – им хочется играть в гаджеты или смотреть мультфильмы, а театр кажется им скучным и однообразным. Согласны с этим?

– Да, согласна. И это проблема мирового масштаба. Связана она с тем, что у современных детей клиповое мышление. Как в любой компьютерной игре: их привлекает быстрая смена картинок, глянцевая красота. Это отложено на подкорках детей, рожденных в XXI веке. В 10 классе они не способны смотреть картины Андрея Тарковского с его длинными, «глубокими» кадрами. Увы, но для старшеклассников гениальный режиссер – это занудство, не более того. Я уж молчу о прекрасных МХАТовских паузах, от которых у людей моего возраста по коже бегут мурашки.

Ни один гаджет не даст катарсис – очищение! Гаджет даст только чувство удовлетворения, а в этом и сидит «враг», который заманивает ребенка за новой порцией радости от победы над «кнопкой». Но мы-то знаем, что машина не имеет души. И сердцу она ничего не даст. А театр – лекарь душ, друг, который может помочь стать лучше. Нет, это не высокопарно! Опросы социологов открывают закономерности, которые отличают детей, приобщенных к искусству театра, от тех, кто там никогда не был. Вот почему театр столь важен для формирования ребенка. Потом, повзрослев, он выберет направление, жанр, вид... К счастью, мы богаты – рядом театральная Москва, которая каждого «накормит по вкусу и цвету».

Задача нашего Маленького театра кукол – открыть дверь в мир Театра и доверительно посадить в кресло юного зрителя – будущего театрала.

Художник и музыкант Антон Кочубеев про зомбоящик и VR‑игры>>

– Новые технологии, которыми «пропитан» современный театр, нужны, чтобы привлечь и удержать внимание юного зрителя. Ваш театр кукол придерживается этой тенденции?

– Мы прекрасно знаем, что нельзя идти на поводу у зрителя. Держать его за руку – это да, но не выполнять его требования по первому зову.

Я не люблю цифровые технологии и 3D, особенно в грубом исполнении. Знаю, как бывает: поставят телевизор на середину театральной сцены – пожалуйста, вот вам прогрессивные технологии в действии!

Сейчас в репертуаре нашего театра есть спектакль «Придет серенький волчок» по пьесе Дмитрия Войдака. В нем гармонично сочетаются и длинные «говорящие паузы», и новые технологии. Это «вкусно», и это заслуга художника-постановщика Елены Вершининой и режиссера-постановщика Сергея Балыкова. Потрясающие люди!

«Придет серенький волчок» – это пьеса о ностальгии по детству. Мальчик Дима очень хотел увидеть серого волчка. Он повзрослел и вспоминает, как бегал по лужам в резиновых сапожках, как мечтал о чем-то очень большом и важном. И вдруг зрители вместе с персонажами летят на Луну среди прекрасных звезд. И плачут, и смеются…

Спектакль поставлен для детей от четырех лет. Но я говорю, что его нужно непременно посмотреть всем взрослым. Мы ведь разучились мечтать, с годами забыли о том, как важно верить в чудеса. А сейчас глушим эту веру в своих детях. «Придет серенький волчок» напомнит о том, что действительно важно в жизни. Обязательно посмотрите!

Фолк‑музыкант Роман Ломов: «Возвращаем веру в русскую культуру»>>

– А для подростков вы ставите спектакли?

– Большинство театров бояться ставить пьесы для детей от 12 лет. Сделать это – значит заведомо проиграть. Но мы рискнули и не прогадали.

У нас есть несколько прекрасных спектаклей, которые ориентированы на подростков. Один из них – «Ой шли, да пройшли». Эта пьеса поставлена по первой строчке духовных стихов, в ней три ангела путешествуют по миру, рассуждают о том, что происходит на Земле. Конечно, мы поднимаем серьезную, глубокую тему. Но ведь подростки читают Достоевского (хотя бы в рамках школьной программы), а «Притча о луковке» – из «Братьев Карамазовых». Это доказывает мое мнение, что подростки способны осмыслить что-то очень важное и глубокое.

«Ой шли, да пройшли» отличается от других спектаклей и декорациями, и серьезной конструкторской работой – на сцене вертится огромный куб с ангелами. Пересказывать не буду, лучше увидеть эту красоту собственными глазами.

Выставка наивного искусства в Балашихе

Как-то я пригласила одного из моих любимых педагогов на этот спектакль. Говорю – приходи со своими старшеклассниками. Думаю, надо очень любить своего учителя, чтобы в 11 классе пойти в театр кукол. А ребята пришли: взрослые девочки, мальчишки выше меня ростом. И волнуются, нервничают. Спрашивают: «Сколько идет спектакль?» Понимаю, что у них одна мысль – поскорее бы вырваться на свободу. А я спокойно отвечаю: «Потерпите совсем чуть-чуть, представьте, что пришли на урок». Через час эти ребята ушли от нас, как я и обещала, – в глубоком потрясении.

Чаще всего подростки, которые приходят в театр, – это дети, вместе с нами прошедшие путь от «Заюшкиной избушки» до «Ой шли, да пройшли». Например, Лиза ходила к нам с самых ранних лет, ей было чуть больше годика, когда она посмотрела свой первый спектакль. Как-то разговорилась с ее родителями. Спрашиваю, зачем они водят девочку так часто, затратно ведь... Папа Лизы ответил: «Если бы все понимали, что лучше заплатить сейчас за театр и духовно развиваться, чем потом тратить гораздо большие суммы на врачей, юристов и психологов». Он сказал, а у меня мурашки по коже пошли.

Правда ведь! В театре сочетается несколько видов искусств, которые оказывают на ребенка музыкальное, художественное, эмоциональное воздействие.

– Вы так трепетно говорите о своих зрителях. Что в них особенного?

– Наши юные зрители очень красивы. Потому что они влюблены в театр, а любовь делает человека лучше и выше. Еще они очень воспитаны – например, не хлопают в ладоши, а аплодируют. Мы перед каждым спектаклем терпеливо объясняем, в чем разница. И так во всем, что касается театрального воспитания.

Поэт из Балашихи: «Нужно идти к людям, а не ждать, что они придут сами»>>

©  фото из архива театра

– Театральные куклы окутаны мифами и легендами, про них часто рассказывают невероятные истории. В вашем театре есть суеверия, связанные с куклами?

– Каждая кукла – наш «музыкальный инструмент», наше детище, которым мы очень дорожим. Все они расписаны вручную. Тоненькая морщинка, едва заметная ямочка на щеке, каждый штрих несет в себе определенный смысл.

А вдруг кукла упадет? Любая царапинка – это шрам на лице куклы, а значит, шрам на сердце художника. Вот почему мы относимся к своим «инструментам» очень трепетно. После каждой репетиции надеваем на них специальный чехол, который защищает и от пыли, и от царапин.

Однажды шла очередная репетиция «Каменного цветка» по Бажову. Актриса, которая играла Хозяйку Медной горы, жаловалась: «Вчера после репетиции надела на куклу чехол, а сегодня она меня не слушается!» Что уж говорить, у каждой куклы свой характер!

Хозяйка Медной горы – не вымышленный персонаж. На Урале верили в языческих богов, и наша красавица – одна из богинь того края. Ее чтили, и в гору с пакостными мыслями идти боялись. Сейчас роль Хозяйки Медной горы играю я. Свой первый поклон всегда делаю именно ей – за то, что разрешила мне рассказать свою историю, что разрешила «управлять» ею. Словами происходящее трудно объяснить, в это нужно просто верить.

Куклу всегда ставим лицом к стене

Есть у нас и другие суеверия. Например, мы всегда ставим кукол лицом к стене. И еще! Кукла никогда не должна ломаться – это плохой знак.

Тот, кто видел наши спектакли, знает – именно куклы передают магию и волшебство. Но создают их наши артисты – они «оживляют» кукол, наделяют их характером. Так в совместном труде со всеми постановщиками и партнерами на сцене появляется образ-персонаж.

Помню, однажды к нашему звукооператору пришел друг, студент какого-то вуза. Ждал, когда завершится репетиция – обычный «прогон» спектакля. А когда все закончилось, я подошла к этому молодому мужчине и спросила, понравилось ли ему. «Очень! Я даже не моргал!» – ответил он. Эта фраза у нас прижилась, часто используем ее, чтобы дать оценку своей работе.

И последнее, чем хочется завершить разговор. В Год театра в России, накануне Международного дня кукольника и Всемирного дня театра хочу поблагодарить всех, кто встретился на «жизненном пути» МТК! Тех, кто начинал с нами – кто жив и кто ушел, к сожалению, навсегда. Тех, кто разделял и разделяет с нами трудности и радости долгих 17 лет. Спасибо всем зрителям, которые уже выросли и приводят к нам своих детей! Спасибо всем постановщикам и благотворителям, всем тем, кто любит наш театр и дает ему возможность развиваться!

Спасибо администрации города за поддержку и грядущий капитальный ремонт филиала театра по адресу Спортивная, 12, проект которого был сдан в прошлом году. Низкий поклон вам за то, что дали возможность всем юным зрителям гордиться тем, что у них есть свой собственный муниципальный театр родного города – Маленький театр кукол, который навсегда останется первым театром в их жизни.

Правда или ложь? Тест>>

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"

Другие СМИ

Загрузка...